А Василий Иванович все обещает…

Первое, что отныне входит в мои обязанности, — это в начале каждой смены разогревать битумную мастику. Разогревать приходится больше на костре и изредка форсункой.
Пока удается разжечь костер или отрегулировать форсунку, я успеваю изрядно прокоптиться.
— Трубочист! — подшучивает Дима Ловягин, а мне вовсе не до смеха, со злости я сплевываю сажу.
С трудом раздув костер под баком с мастикой, я и ребята из бригады макаем в разогретый битум кисти и вручную мажем ими кровлю. А затем, опять же вручную, разматываем рулон рубероида и настилаем его на мастику. Позже на рубероид лягут плиты пенобетона. Щели в них надо заделывать шлаком и сверху покрывать раствором цемента. И так почти целый день.
В первые дни, честно признаться, я так изматывался на этой однообразной работе, что к вечеру даже не мог отвечать на шутки, которые сыпались в мой адрес. А потом немного привык и, когда от усталости хотелось прилечь и махнуть на все рукой, смотрел то на небо над головой, то вниз, где муравьями копошились люди и по-комариному тихо гудели бульдозеры.
Сверху, с кровли стройки, удивительно много можно рассмотреть. И крановщика в его кабине, покусывающего мундштук папиросы-«гвоздика», и шушукающихся между собой девушек-электросварщиц на лесах здания, и нетерпеливую очередь к продавщице кваса, и нескончаемый поток машин на дороге, и даже плановиков в окнах управления ГРЭС, звенящих на своих арифмометрах и стреляющих костяшками счетов.
— Эх, Василия Ивановича бы сюда! Пусть бы сам попробовал клеить, — любит часто повторять Леша Семенов и украдкой зло чертыхается. — Или, еще лучше, не его одного, а и весь его отдел!
В ответ ребята отмалчиваются. Но тоже, наверное, недобрыми словами поминают отдел главного механика.
Как-то, увидев на страницах журнала «Строитель» чертеж и схему удивительно простого станка для механической клейки пароизоляции. Кулашенков и прораб Илья Борисов пошли в отдел главного механика. Начальник отдела Василий Иванович посмотрел чертеж и заверил, что сделать такой станок и на нашей стройке — раз плюнуть.
Но минул месяц, а МЫ по-прежнему клеим допотопным способом — вручную.
«Выдержка у ребят что надо,— думаю я, крутя кистью в баке с битумом. — Она-то, эта выдержка, и Василия Ивановича спасает. Не будь у кровельщиков выдержки — мигом бы он строгача отхватил, на партбюро слезы бы лил да каялся и тотчас станок сделал бы. А может, вредная это вещь — выдержка, когда миришься с такими, как Василий Иванович? Мы
промолчали, другие жаловаться не пойдут, третьи требовать не станут — вот он и привык лишь обещать все и ничего не выполнять…»
— Хватит, терпению моему конец вышел! — говорит Жора Филатов, словно догадываясь, о чем я только что подумал. — Возьму за грудки этого Иваныча и так тряхну — пусть потом хоть акт в милиции составляют!
— Чем на пятнадцать суток нарываться, лучше бы своим умом прикинул, как тот станок самим соорудить, — советует Кирилл Каялин.— А то два курса техникума за спиной имеешь, а сам отношения руками выяснять собираешься.
— А что, и прикину! — горячится Жора.— И побыстрее, чем механики чесаться кончат!

Журнал «Юность» № 8 август 1963 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Share and Enjoy:
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks
  • MySpace

Запись опубликована в рубрике Литература, Над нами всегда небо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 + 3 =