Вокруг ГТО

Владимир Сергеев

Заметки воспитателя рабочего общежития
Помню общезаводский митинг около первой проходной ЗИЛа, посвященный введению нового комплекса «Готов к труду и обороне СССР». Высыпали ветераны спорта, значкисты ГТО тридцатых годов, комсомольцы завода. В заключение решили: «Каждый молодой автозаводец обязан в ближайшие два года сдать нормативы ГТО».
С митинга я шел несколько озабоченный. В горячке принять столько всяких обязательств по сдаче комплекса, а сумеем ли выполнить эти обязательства в срок? Нужно бы сначала подготовить базы, актив, стадионы. Об этом и следовало вести разговор на митинге, а у нас с трибуны провозглашали: «Сдадим! Сдадим!» И ни слова о том, где будем сдавать, как. И уже пришла телефонограмма: «Подготовить не менее 25 человек значкистов к летней спартакиаде в июне. Да разве же такие вещи делают за три месяца?
Чепухе какая-то получается. Хорошее дело превращают в лотерею…
Замечаю, как постепенно у нас наметилась опасная тенденция в работе по сдаче нормативов ГТО, — назову её гетеоманией. Гетеомания — это стремление некоторых руководителей любым путем накачать как можно больше значкистов в своем коллективе. «План по ГТО любой ценой!» — вот девиз таких руководителей. Но сдать нормы ГТО не так-то легко. Тут штурмом и наскоком не возьмешь. Нормы специально на то и рассчитаны, чтобы их сдавать в течение двух лет. Именно за это время и должен человек приобщиться к физкультуре. Но некоторые руководители, видя, как щедро награждают тех, кто уже выдал на-гора большое количество значкистов, и как пугают тех, кто отстает, жмут во всю на физоргов. А те, идя на поводу, делают все, чтобы упростить сдачу нормативов. Такой физорг не особенно заботится о тренировках, о подготовке людей к сдаче, не консультируется с врачом. Его цель — охватить сдачей норм как можно больше людей.
Столкнулся со cпортинструктором Денисенко. Я пришел посмотреть, как у него идут дела в общежитии, просмотрел карточки сдающих нормы ГТО. Все вроде в порядке.
— Уже сдали двадцать четыре человека, — с гордостью сказал Денисенко. — На серебряный.
— Странно, совсем недавно у вас было мало значкистов.
— Темпы! — поднял большой палец Денисенко. Я начал знакомиться со значкистами. Спрашиваю молодого парня:
— Как оценить жизненную емкость легких?
Молчание.
— Каковы признаки перетренированности?
Опять молчание. Никто из пяти спрошенных не ответил на эти мои вопросы.
— Вы что-нибудь попроще им задайте, — сказал спортинструктор.
Мне все стало ясно. Если уж сам спортивный руководитель не знает, что это вопросы из тех двадцати классических вопросов, на которые нужно отвечать при втором зачетном требовании, то что же спрашивать с ребят! Я сказал спортинструктору, что так нормы сдавать нельзя. Он в ответ заявил, что, мол, теория без практики мертва, что теория лучше познается в практике.
— Но ведь в инструкции по сдаче нормативов ясно сказано, что нельзя нарушать очередность зачетных требований. Вначале надо было сдать теорию, а потом уж и сами нормативы.
— Это бюрократизм. Я творчески подхожу к ГТО, — выпалил Денисенко.
А спустя неделю в общежитие приехала врач, курирующая наш участок. К ней подошел парень с бледным лицом и потускневшими глазами.
— Что с вами?
— Сам не знаю. Болят мышцы, голова, нет аппетита, плохо сплю. Никогда такого не было.
Врач осмотрела парня, поставила диагноз — перетренированность — и велела немедленно прекратить на две недели всякие тренировки.
— Не могу, — заупрямился парень. — Мы взяли обязательство всей бригадой сдать нормативы ГТО к седьмому ноября. Все сдали, а я вот отстал…
Каждому на заводе ясно, что такое техника безопасности. Каждый знает, как у нас сурово за все нарушения наказывают: лишают премии и даже увольняют с завода. Но ведь и в ГТО есть своя техника безопасности. Это правила личной гигиены (второе зачетное требование). Так почему же его нарушают, а нарушители, прямо скажем, отделываются легкими замечаниями?
Штампо-механический цех — один из лучших на ЗИЛе по пропаганде и сдаче нормативов ГТО. Коллектив цеха постоянно завоевывает призовые «места на соревнованиях по легкой атлетике, лыжам, футболу, туризму.
В чем секрет успеха? Может, им создали особые условия, может, план легкий? Ничего подобного! Руководители цеха за физкультуру и спорт агитируют не только словами, а делом и своим личным примером. Это здесь зародился ставший крылатым на ЗИЛе девиз: «Лучше и действенней всяких мер для руководства — личный пример».
Я разговорился в цехе со слесарем Анатолием Зайцевым, значкистом ГТО.
— Говорили нам о необходимости сдачи нормативов давно, но я все это как-то пропускал мимо ушей,— сказал мне Анатолий.— Зачем, мол, мне ГТО, я ведь и так физическим трудом занимаюсь. А потом повел нас Анатолий Михайлов — наш физорг и секретарь цехового бюро комсомола — на стадион. Смотрю: на беговой дорожке все паше начальство. Впереди бежит потный начальник цеха, Евгений Сергеевич Лавушкп, за ним парторг Иван Павлович Ниполитов, на другой стороне прыгает в длину предцехкома Федор Иосифович Гришин… «Что они тут делают?» — спросили мы Михайлова. «Тренируются для сдачи норм ГТО, — сказал он. — Каждый день по часу пропадают на стадионе». Ну, думаю, раз уж они, забитые делами, нашли время для тренировок, то мне и подавно надо сдавать. На другой день нас пришло на тренировки человек пятьдесят из цеха.
— Анатолий, все говорят, что занятия физкультурой повышают производительность труда. Ты это ощутил па себе?
— Еще бы! То, бывало, я сменное задание с трудом вытягивал, а домой шел как вареный. А потом, как стал тренироваться для сдачи норм, вдруг постепенно почувствовал, что делаюсь выносливее и сильнее. Судите сами: раньше я выполнял норму лишь на 101—102 процента, а теперь спокойно даю 125 и больше. И это не считаю пределом. Теперь смена кончается, а меня хватает хоть еще на одну смену.
В наш разговор включился еще один значкист ГТО — член цехового комсомольского бюро, ударник коммунистического труда Лев Капитонов.
— Лева, — сказал я ему, — вот многие ребята жалуются, что нет времени сдавать нормативы.
— Чепуха. Время всегда можно найти. Причем все это окупается. Я бы посоветовал всем, кто жалуется, проанализировать свой день. И они увидят, сколько даром тратится времени. Там проболтал с товарищем полчаса, там просидел у телевизора два часа, хотя ничего поучительного не было, там в домино играл. Ограничь все эти пустые занятия, и время, чтобы сдать нормативы, найдется. Мне лично, признаюсь уж по секрету, ГТО помог даже улучшить заработок. Да, да, я стал сильнее, бодрее и теперь за те же семь часов сорок минут делаю в полтора раза больше, чем раньше. ГТО во всех отношениях — дело рентабельное: и для здоровья, и для государства, и в материальном отношении.
После разговора с ребятами я спросил секретаря комитета комсомола цеха Анатолия Михайлова:
— У вас бывают случаи упрощенного подхода при сдаче нормативов?
— Чего греха таить, в первое время кое-кто пытался упростить сдачу — пропускали теорию, добавляли сантиметры, но мы сразу же это дело пресекли и теперь строго контролируем. Вот недавно был такой случай. Один товарищ решил помочь своему другу сдать норму по бегу. Пробежал раз стометровку, фамилию пишет свою. Потом смотрим: еще раз выходит на старт. А в карточку просит записать уже другую фамилию. Мы с помощником директора завода по физкультурной работе Мошкаркиным его взяли, что называется, с поличным. Ну, попало ему и его другу крепко. Многие требовали, чтоб вообще уволить с завода за такие проделки. Но ребята молодые — дали слово исправиться, и сейчас оба тренируются.
Затем Михайлов вынул из стола небольшой листок бумаги с надписью «Удостоверение»:
— Ну что это такое? Его даже стыдно показать друзьям. Простая бумажка. А ведь дается на всю жизнь. Мы слышали, что на некоторых заводах спортклубы решили сами выпускать хорошие удостоверения. Вы же знаете, какие удостоверения мы на заводе даем своим допризывникам, прошедшим курс подготовки. — Анатолий вынул из стола документ, похожий чем-то на вузовский диплом, только «корочки» алые. На внешней стороне золотыми буквами вытиснено: «Наказ допризывнику».— Вот это будешь хранить всю жизнь, им будешь гордиться. Почему же нельзя и для значка ГТО сделать подобное удостоверение?
Беседую с председателем комитета ПО ЗИЛа А. М. Стивицким.
— Чтобы покончить с приписками в ПО, мы решили создать по своей инициативе контрольную комиссию, — говорит Александр Михайлович, — Сюда вошли физкультурники, имеющие спортивное образование, а также руководители спортклуба «Торпедо». Вот только вчера проверяли значкистов и ход сдачи нормативов в отделе технического контроля.
Проверили у одних бег, у других прыжки, у третьих теорию. Учитывали все до десятой доли секунды. А они, черти, в основном показали результаты даже лучше тех, которые записаны в карточках. А все дело в том, что после сдачи нормативов они продолжают заниматься физкультурой. Вот это нам и надо. А самого физорга отдела Раису Кавакбаеву проверили
по всем показателям. Можно сказать, даже придирались, спрашивали больше, чем положено знать по нормативам ГТО, но ничего — сдала. И вот теперь будем постоянно проверять каждый цех. Да не один раз. Сегодня проверим одних значкистов, через месяц в этом же цехе — других. Проверку так или иначе пройдут все. Ведь кое-кто рассчитывает взять ГТО штурмом, а затем прекратить занятия. Такие значкисты нам не нужны.
— А если кто не подтвердит свои результаты или выяснится, что после сдачи нормативов человек бросил заниматься физкультурой?
— Дисквалифицируем.
— Вы сказали, что создали эту комиссию по своей инициативе…
— Да, такая комиссия не предусмотрена. Но жизнь доказала, что она нужна, если мы не хотим это дело пустить на самотек и обесценить звание «Значкист ГТО». Мы привыкли считать, что сдача нормативов спортивного комплекса укрепляет только здоровье. Но вот какую историю я хочу рассказать. На участке № 9 (общежития ЗИЛа для удобства называются участками) есть комната № 46. Года два тому назад она была одной из самых «трудных» комнат. Случались тут частенько выпивки, драки, в комнате было грязно. Беседы воспитателя помогали мало: комната по-прежнему жила своей жизнью. Но вот начались соревнования на спартакиаде, зачеты которой входили в комплекс ГТО. Мы пригласили на спартакиаду ребят из сорок пятой комнаты. Ребята сильные, крепкие. Сначала они победили на первенстве подъезда, потом на первенстве общежития. Это их сплотило, дало уверенность, что они и в самом деле чего-то стоят. Им захотелось участвовать в спартакиаде общежитий. Но тренер и воспитатель сказали: пока не наведете в комнате порядок, ни о каких соревнованиях и речи быть не может.
И ребята навели порядок. Старостой выбрали Александра Смирнова. Вскоре комната стала одной из лучших на участке. Ребят допустили к соревнованиям. И они добились многого — благодаря этим ребятам участок завоевал кубок по футболу. Все это воспитатель и спортинструктор использовали для того, чтобы увеличить требования к ребятам. Заставили их, например, делать утреннюю гимнастику. Вскоре это вошло в привычку. И сейчас комната № 45 является одной из лучших не только в общежитии, но и в отделе. Ребята все занимаются спортом: кто гимнастикой, кто бегом, кто туризмом, кто футболом. Все имеют отличные характеристики из цеха. Все занимаются и самовоспитанием. Прекратились выпивки, четверо уже бросили курить. Теперь сорок пятая сама помогает воспитывать других…

Журнал Юность № 11 ноябрь 1973 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Share and Enjoy:
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks
  • MySpace

Запись опубликована в рубрике Спорт. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × пять =