Диксон – снежной Арктики столица, глава 3-4

Читать предыдущую часть

В 1978 году писатель Г.В. Мятельский, совершивший путешествие по Северному морскому пути и побывавший в Штабе морских операций на Диксоне, очень красочно описал, что он там увидел: «В двухэтажном доме на острове, стоящем на огромных валунах, где расположился штаб, свежая масляная краска полов и стен, чистота, букетики цветов на столах, стрекотание пишущих машинок, пощёлкивание каких-то приборов, хриплые голоса радиотелефонов.

Очень просторный светлый кабинет начальника штаба…

Пожалуй, никогда раньше мне не доводилось видеть такой огромной, поражающей своими размерами карты, как эта, что висит в кабинете… Карта нарядная, пестра от обилия красок разного цвета. Коричневый цвет – его очень много – означает, что всё занятое пространство покрыто сплошным льдом. Чем гуще, насыщеннее коричневый цвет, тем больше льда. Голубой означает чистую воду, зелёный – нечто среднее между нею и сплошным льдом.

Десятки ярких флажков с наименованиями разных судов разбросаны по этой карте. Флажки тоже разноцветные, бросающиеся в глаза. Зелёные – для судов, которые идут в Игарку за лесом. Красные – для тех, кто снабжает продовольствием зимовки, голубые – для гидрографических судов, ведущих научную работу… В разных местах воткнуты в карту бумажные самолётики: в этих местах настоящие самолёты ведут ледовую разведку…

То, что невозможно окинуть взглядом в натуре, разве что со спутника, наглядно видно здесь, сосредоточено на огромной карте, от стены до стены – океан, льды, фактории, зимовки, острова и суда… Яснее начинаешь осознавать грандиозность совершаемых в Арктике работ, их истинный масштаб».

В начале 1963 года пост начальника морских операций Западного района Арктики доверили Брониславу Семёновичу Майнагашеву. Одновременно он являлся и заместителем начальника Мурманского морского пароходства.

Несмотря на сравнительную молодость (до этого такой пост занимали люди постарше), Б.С. Майнагашев прошёл большой путь. По окончании судостроительного факультета Высшего арктического морского училища много плавал и не только в полярных морях. В 1955 году стал старшим помощником капитана на ледорезе «Литке». Через год он уже капитан на грузопассажирском теплоходе «Акоп Акопян». В 1958 году на дизель-электроходе «Куйбышевгэс» прошёл всю трассу Северного морского пути. В 1970 году на плечи Бронислава Семёновича и его коллег легло принятие решения о продлении арктической навигации. Тогда предстояло в условиях наступившей в Арктике полярной ночи провести в Дудинку дизель-электроход «Гижигу», погрузить на него четыре с половиной тысячи тонн руды и тысячу тонн металлопродукции и доставить груз в Мурманск. В помощь выделялись атомоход «Ленин» и ледоколы «Капитан Белоусов» и «Капитан Мелехов».

В те дни Майнагашева трудно было найти в штабе на Диксоне – днём он летит навстречу каравану, вечером согласовывает мероприятия по предстоящим грузовым операциям в Дудинке.

Эксперимент закончился удачно, и грудь Бронислава Семёновича украсил орден Трудового Красного Знамени.

Старые полярные капитаны помнят, что направляемые с Диксона радиограммы Б.С. Майнагашев подписывал кратко – аббревиатурой «НМ», которую все расшифровывали как «начальник моря». По существу так это и было: «владения» Штаба морских операций занимали всё Карское море и часть моря Лаптевых. В дальнейшем Майнагашев занял должность заместителя начальника нового главка в Министерстве Морского флота – администрации Северного морского пути, которой отдал восемь лет жизни и все эти годы он, конечно, не только был связан со Штабом морских операции Западного района, но и часто бывал на Диксоне.

К началу 70-х годов прошлого века структура и функции Штаба морских операций окончательно сформировались. Начальник морских операций назначался Министерством Морского флота по предложению начальника Мурманского морского пароходства, согласованного с администрацией Северного морского пути.

В состав Штаба морских операций входили:

– группа капитанов ледовой проводки;

– представитель Гидрографического предприятия, заместитель начальника морских операций по навигационно-гидрографическому и лоцманскому обеспечению;

– представитель Министерства гражданской авиации, назначаемый Красноярским управлением гражданской авиации и отвечающий за работу экипажей самолетов и вертолетов ледовой разведки;

– представитель Диксонского управления гидрометслужбы, начальник узла связи, специалисты которого обеспечивали радиосвязь со всеми судами и ледоколами и самолетами ледовой разведки;

– научно-оперативная группа, организуемая из сотрудников Арктического и Антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ) и Диксонского управления гидрометслужбы, возглавляемая руководителем, заместителем начальника морских операций по научно-оперативному гидрометеорологическому обеспечению. В состав группы входили отряды: ледово-гидрологический, синоптический и ледовой авиаразведки.

В архиве Диксонского СЦГМС хранятся 150–200-страничные отчеты о научно-оперативном гидрометеорологическом обеспечении навигации в Западном районе Арктики за последние почти 50 лет. В каждом отчете приводится состав научно-оперативных групп, работа всех ее отрядов, анализируются синоптические и ледовые условия, характерные для навигации, приводится ход морских операций, данные об оправдываемости прогнозов, о внедрении новых методов прогнозов и расчетов, о научно-исследовательской работе, проводимой в целях совершенствования гидрометеорологического обеспечения и экспедициях на ледоколах. Особое внимание в них уделено гидрометобеспечению высокоширотных плаваний, экспериментальных и плановых плаваний по всей трассе СМП в ранние и поздние периоды навигации.

Невозможно перечислить всех ученых, синоптиков, океанологов, гидрологов ледовой разведки, специалистов связи, каждодневная работа которых совместно с капитанами и диспетчерами Штаба морских операций, экипажами самолетов и вертолетов ледовой разведки вносила весомый вклад в успешное проведение арктических навигаций.

Организационно научно-оперативное обеспечение арктического мореплавания представляло собой трехуровневую систему. Первый уровень – это деятельность Арктического и Антарктического морского управления (ААМУ) Госкомгидромета СССР, второй – долгосрочное прогнозирование ледовых и метеорологических условий навигации в ААНИИ, третий – научно-оперативные группы в Штабе морских операций. Зарубежными экспертами эта система характеризовалась как уникальная и непревзойденная.

До 1974 года научно-оперативная группа практически полностью формировалась из сотрудников Арктической научно-исследовательской обсерватории и приезжающих на навигацию сотрудников ААНИИ. В разные годы научно-оперативные группы возглавляли или работали в ее составе: И.М. Кузнецов, Е.Г. Ковалев, А.Я. Бузуев, А.И. Мурзин, И.Е. Фролов, А.А. Романов, Р.А. Борисов, Г.Н. Сергеев, И.Д. Карелин, Е.И. Уранов, М.П. Евсеев, Г.Б. Савицкий, К.А. Тейтельбаум, И.М. Ройтман, В.П. Карлин, П.А. Сельцер, О.М. Лямзин, Л.А. Кривошеева и другие. Многие из них впоследствии стали ведущими учеными ААНИИ, докторами географических наук, которым принадлежат многочисленные исследования в области изучения природных условий арктических морей, разработке методов их прогнозирования.

«Кто мог подумать» – эти слова применимы ко многим специалистам, получившим опыт работы в научно-оперативных группах. Кто мог подумать, что руководитель научной группы в навигацию последнего года войны П.Гордиенко станет основателем нового направления в науке – изучением ледяного покрова как среды судоходства. В исследованиях, проводимых в этом направлении, выявлены закономерности формирования и распределения характеристик ледяного покрова непосредственно на традиционных судоходных трассах в различные сезоны года. На основе большого количества специальных экспедиционных плаваний на ледоколах и судах установлены зависимость скоростей движения ледоколов и судов от многообразных характеристик ледяного покрова. Огромный вклад в эти исследования внесли А.Я. Бузуев, Г.Н. Сергеев.

В 1973 году, после окончания Ленинградского гидрометеорологического института, на о. Диксон прибыл для составления прогнозов толщин льда И.Е. Фролов. Сегодня доктор географических наук, профессор возглавляет Государственный научный центр Арктический и научно-исследовательский институт.

Ключевой составляющей научно-оперативного обеспечения арктических навигаций была ледовая авиационная разведка, средства и методы которой непрерывно совершенствовались. Заслуженным уважением капитанов ледоколов пользовались гидрологи Ю.М. Борташевич, В.М. Булавкин, В.А. Харитонов, А.П. Козырев, В.М. Лосев, К.Н. Михайлов, К.М. Кумачев, А.А. Зябкин, Р.А. Борисов.

Прибыв для работы в Диксонский радиометцентр в 1972 году, мы в этом же году полетели на свою первую авиаразведку в Карском море с Ю.М. Борташевичем и В.М. Булавкиным Казалось, невозможно с самолета ИЛ-14, несущегося на высоте 100 метров со скоростью 250 км/час, зафиксировать границы льдов разной сплоченности, определить его характеристики: возраст и толщину, торосистость, заснеженность, разрушенность, сжатие, построить ледовую карту, указать на ней наиболее благоприятный путь для каравана судов и передать карту по фототелеграфной аппаратуре на ледокол. Однако к концу девятичасового полета караван уже следовал согласно полученным рекомендациям.

Выполняя в дальнейшем самостоятельно ледовую разведку, налетав более 5 тысяч часов, всегда помнили слова, услышанные от В.М. Лосева в маленькой гостинице на м. Нагурский (земля Александры архипелага ЗФИ) о том, что ледовый разведчик должен не только хорошо распознавать лед, знать географические особенности района полетов, глубины моря, тактико-технические данные ледоколов и судов, но и быть прогнозистом, что с момента определения распределения льдов до прохождения судов проходят часы, а иногда и сутки. За этот период наблюдаются изменения в распределении льдов, которые необходимо учесть при выборе рекомендованного пути.

В 1973 году Диксонский РРМЦ был преобразован в Диксонское управление гидрометслужбы, на которое был возложен ряд функций, в том числе и гидрометеорологическое обеспечение арктического судоходства. С этого года число специалистов ААНИИ, направляемых в научно-оперативную группу на о. Диксон, неуклонно сокращалось и все больше возрастала роль работников Диксонского УГМС.

Однако еще длительный период, до середины 80-х годов, руководителями научно-оперативных групп и их заместителями назначались специалисты нового поколения ААНИИ: А.И. Арикайнен, П.В. Колбатов, В.А. Абрамов, Е.И. Макаров, В.А. Комаровский, А.И. Бровин, А.Б. Тюряков, С.В. Бресткин, А.Я. Коржиков, В.В. Иванов. Это было связано с преемственностью научно-оперативного дела и необходимостью совершенствования системы научно-оперативного обеспечения. В составе научно-оперативной группы в течение многих лет работали специалисты Диксонского УГМС: В.В. Горчинский, А.С. Глазунов, Н.М.

Адамович, О.С. Девятаев, В.Г. Неруш, Г.А. Торохов, А.С. Певзнер, В.П. Губарева, А.В. Барышников, П.Б. Долинская, М.Н. Мартыненко, В.А. Полухин, В.С. Елисеев, Б.Н. Сенив, А.Э. Клейн, А.Г. Егоров, И.А. Клейн, И.Н. Марковская и др. Большой вклад в подготовке специалистов УГКС первого начальника отдела морских ледово-гидрологических прогнозов, затем Гидрометцентра А.С. Глазунова. Неоднократно он руководил научно-оперативной группой в летний и зимний периоды навигации.

С 1986 года научно-оперативное гидрометеорологическое круглогодичное судоходство практически полностью осуществляли специалисты Диксонского управления гидрометслужбы под руководством Н.М. Адамовича. К этому времени к специалистам УГКС перешел практически весь объем оперативной ледовой авиаразведки, которую осуществляли разведчики первого класса Н.М. Адамович, О.Д. Савва, К.Б. Иванов, В.А. Игнашин, В.Г. Леконцев и бортнаблюдатели II класса В.Г. Неруш, В.В. Фельдштейн, А.Ю. Гусев, Н.А. Чекуров, А.И. Сендеров, А.Э. Клейн, В.П. Задорожный, М.П. Жигарев, С.П. Дейнека, Ю.В. Горчинский. В общей сложности они налетали на ледовой авиаразведке более 30 тысяч часов. В.А. Игнашиным и В.Г. Леконцевым выполнена в 1992 году и последняя авиаразведка в Западном районе Арктики на самолете АН-26 № 26105. Закончилась почти вековая история авиаразведки в Арктике.

Трудно в рамках этой книги рассказать о многообразной, сложной и напряженной работе Штаба морских операций и научно-оперативной группы. Приведем лишь хронику наиболее важных и заметных событий последних десятилетий.

1970 год – первое экспериментальное плавание д/э «Гижига» в осенний период, продление навигации в Дудинку, которая за предыдущее десятилетие заканчивалась в среднем 3 ноября, на 35 суток.

1971 год – в ноябре-декабре проведено в Дудинку и обратно 6 транспортных судов, навигация продлена на 57 суток.

1972–1973 год – в ноябре-январе в аномально тяжелых ледовых условиях осуществлена проводка 8 судов, навигация закончилась на 84 суток позже средних сроков. Все годы на ледоколах и транспортных судах находятся отряды для изучения природных условий плавания и их влияния на ледопроходимость.

1973 год – в мае осуществлена проводка ледоколом «Мурманск», д/э «Лена» к о. Греэм-Белл (ЗФИ) и осуществлена выгрузка на припай. Проведение ледово-исследовательских работ по обеспечению выгрузки на припай и транспортировке грузов по льду осуществляли М.Сериков (ААНИИ), А.А. Певзнер (ДУГМС), Е.А. Аврутов (ААНИИ). Снабжение пунктов в ранневесенний период с выгрузкой на припай становится традиционным.

1974 год – плавание судов в ноябре-декабре из стадии экспериментального переходит в плановые, совершено 55 рейсов. Впервые в состав научно-оперативной группы, возглавляемой И.М. Кузнецовым и И.Е. Фроловым (ААНИИ) преобладают специалисты Диксонского УГКС. Обобщается опыт проведения ледовой авиаразведки в условиях полярной ночи. Пятый год на ледовой разведке используется самолет АН-24 с радиолокационной станцией «Торос» на борту. Третий год продолжаются испытания установленного на самолетах ледовой разведки измерителя толщины льдов, разработанного Рижским институтом гражданской авиации (РКИИГА). Испытания проводят Э.Н. Лазарев, В.П. Глотов (РКИИГА), К.М. Кумачев, Н.И. Комов (ААНИИ), Н.М. Адамович (ДУГМС).

В поисках замены самолету ледовой разведки ИЛ-14, срок эксплуатации которого подходит к концу, в августе-сентябре проводятся опытные полеты на вертолете Норильского авиаотряда, бортовой № 22453, под непосредственным контролем командира эскадрильи В.К. Яшина. Отработка методики разведки поручена Ю.М. Бацких и В.М. Лосеву (ААНИИ). Испытания признаны успешными.

1975 год – руководитель научно-оперативной группы Е.Г. Ковалев, подводя итоги навигации, отмечает: «В Бюро погоды Диксонского УГМС создан хороший, работоспособный отдел долгосрочных метеорологических прогнозов, который возглавляет А.В. Барышников, полностью подготовленный к самостоятельной работе.

Ледово-гидрологический отдел располагает кадрами, необходимыми для выполнения всех видов научно-оперативной работы.

1977 год – год выдающегося достижения отечественной науки и техники. 17 августа впервые в истории мирового мореплавания атомный ледокол «Арктика» достиг Северного полюса.

8 августа руководитель научно-оперативной группы составил развернутую программу научно-оперативного обеспечения плавания, а/л «Арктика», которая была согласована с А.М. Кашицким – начальником Штаба морских операций – и утверждена И.А. Мироненко – начальником Диксонского УГМС. Программа предусматривала мероприятия по обеспечению ледокола средствами связи и непосредственному гидрометеорологическому обеспечению перехода. Она учитывала предложения ведущих научно-оперативных работников: Н.М. Кузнецова, О.М. Лямзина (ААНИИ), В.В. Гедройца, В.П. Губаревой, А.А. Певзнера, К.И. Туманцева, Ю.М. Наумова. В период плавания напряженно работало Бюро погоды Диксонского УГМС, где ежедневно составлялись официальные прогнозы и направлялись капитану ледокола К.М. Кучиеву и начальнику большой экспедиции на ледоколе Романову. В ежедневных совещаниях в Штабе морских операций и принимаемых решениях большая роль отводилась представителям Главного управления Гидрометслужбы Б.П. Химичу и В.А. Левковскому. Более 200 часов в полярном небе, на самолетах ледовой разведки, взлетавших с о. Диксон, о.Средний и Земли Франца Иосифа, провели гидрологи ААНИИ Булавкин, Масанов, Комов, Гаврилов, Ялышев, Козырев, гидрологи Диксонского УГКС Савва, Шостенко, капитаны-наставники штаба Куроптев, Домашенко, Игрицкий, АНГО – Арикайнен. Дельные советы по авиационному обеспечению давал Марк Иванович Шевелев – Главный государственный инспектор администрации Севморпути.

Вскоре после того, как а/л «Арктика» вышел в географическую точку Северного полюса, из низких облаков вынырнул ИЛ-14 Игарского авиапредприятия с номером 41851, пилотируемый пилотом-инструктором И.В. Матвеенко, и Шевелев первым поздравил по радиотелефону экипаж атомохода и посоветовал по старой полярной традиции перед уходом «смазать земную ось»…

1978 год – год начала круглогодичного плавания в Западном районе Арктики. Последнее судно д/э «Капитан Мышевский» отведен от причалов порта Дудинка л/к «Капитан Сорокин» 3 февраля, а уже в апреле научно-оперативная группа Диксонского УГКС под руководством А.С. Глазунова начала подготовку к сверхраннему экспериментальному плаванию судов в Дудинку, которая осуществлена в период с 11 апреля по 23 мая. Проводку транспортных судов д/э «Павел Пономарев» и д/э «Наварин» выполняли ледоколы «Сибирь», «Ленин» и «Капитан Сорокин». Ледовую разведку обеспечивали Харитонов, Кумачев, Адамович, Сергеев. Общее руководство операцией было поручено заместителю начальника морских операций (ЗНМ) В.А. Куроптеву.

Широко использовалась информация о распределении льдов, полученная с искусственных спутников Земли. По данным ИСЗ, научно-оперативной группой подготовлена рекомендация о следовании каравана на обратном пути из Дудинки через м. Желания, и 24 мая караван благополучно вышел на чистую воду в Баренцевом море.

Проводка судов в Восточный район Арктики обычно начинается в августе. В этом году осуществлен высокоширотный экспериментальный рейс транспортного судна д/э «Капитан Мышевский» из Мурманска в Магадан под проводкой а/л «Сибирь» в апреле-мае. Программа гидрометеорологического обеспечения этого рейса была разработана в Диксонском УГМС в конце марта и утверждена И.А. Мироненко. Позднее она была дополнена прибывшим из Ленинграда А.И. Арикайненым. При обеспечении рейса АНГО Арикайнен базировался на самолете ледовой разведки. Гидрометеорологическая информация, которая готовилась на Диксоне в круглосуточном режиме, передавалась на о.Средний (Северная Земля), куда была направлена небольшая группа специалистов. Маршрут каравана проходил вокруг Северной Земли. Ледовую разведку выполняли Кумачев, Адамович, Савва. Используя данные разведки, информацию с Диксона и анализируя скорость движения а/л «Сибирь» в различных ледовых условиях, Арикайнен тут же на борту самолета давал рекомендации дальнейшего следования.

На борту самолета ледовой разведки ИЛ-14 № 04195 работали А.И. Арикайнен и Н.М. Адамович и 27 октября. Самолет совершал разведку на восточных подходах к проливу Вилькицкого с целью обеспечения вывода последнего каравана судов из моря Лаптевых на запад. Закончив осмотр района, взяли курс от острова Южный на м.Челюскин, до которого оставалось 30 минут полета. Полет происходил на высоте 250 метров. Не успели разведчики приступить к написанию донесения по результатам разведки, как почувствовали удар о твердую поверхность. Самолет прополз около 180 метров и остановился. К счастью, рация не пострадала и после первых минут шока установили, что «приземлились» на холм высотой 257 метров в 38 км от Челюскина. Почти через сутки весь экипаж был доставлен вертолетом, прилетевшим из Хатанги в аэропорт м.Челюскин. Самолет ИЛ-14 № 04195 остался на высоте 257 метров, которую назвали «Удачной».

Удача сопутствовала Александру Ивановичу Арикайнену и в дальнейшем. Через некоторое время он был приглашен на работу в Москву в НИИ системных исследований Госкомитета СССР по науке и технике.

Читать следующую часть

Share and Enjoy:
  • Print
  • Digg
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks
Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *