Хорошее слово — «надо»

А еще в пустыне Гоби обнаружены застывшие следы чьих-то ног, — говорит Сергей Рублевский,— Наукой точно доказано, что в этом месте пустыни раньше человек не бывал. Спрашивается: чьи следы? Ясно — пришельцев из космоса…
В небе горят костры звезд, а девять человек на крыше машинного зала ежатся на ветру и прячут в кулаки тлеющие папиросы.
Где-то внизу, в густом, как черничный кисель, сумраке, идет монтаж опор линии электропередачи, которая с пуском четвертой очереди строительства понесет энергию в Ригу.
— Или вот что еще, — продолжает Рублевский. — Как-то археологи раскопали в Африке череп неандертальца. И что бы вы думали? В черепе — дыра от пули… У кого в доисторическую эпоху огнестрельное оружие было, как не у марсиан или жителей другой какой планеты?
Рублевский часто поражает нас своею удивительной осведомленностью. То он рассказывает про сэра Джона Хокинса, который по поручению королевы Елизаветы грабил в море чужие бригантины и, значит, являлся первым в мире пиратом. То вот излагает различные научные версии, гипотезы и предположения о пришельцах из космоса.
Мы слушаем Рублевского, пускаем винтами табачные дымки и удивительно дружно, почти одновременно, сплевываем сквозь зубы. Честно сказать, всем нам совсем не до пришельцев из космоса.
Мы ждем, когда подъедет машина с плитами пенобетона и флегматичный, остающийся спокойным при любых обстоятельствах крановщик Петя поднимет их к нам на кровлю.
Так уж случилось, что бригаде пришлось остаться и во вторую смену. Утром, лишь только мы поднялись на крышу, прибежал мастер и срывающимся голосом сказал, что кран «БК-405» неожиданно переброшен на соседний участок. Там, дескать, затор, там, дескать, аврал, а нам по этой причине придется переходить на другую работу.
Мастер говорил все это торопливо, жалобно и так виновато, что никто из нас не выругался, не послал мастера с краном подальше.
— Надо, братцы, — добавил мастер.
— Ладно, — за всех ответил Дима Ловягин.
— Спасибо! — обрадовался мастер. — А то, честно вам сказать, выговор у меня наклевывался. Это если бы шуметь начали и жаловаться пошли. С краном-то моя промашка: еще вчера знал, что его у вас не будет, да не предупредил. Спасибо!
Хорошо, что наша бригада комплексная и восемь ее членов овладели смежными профессиями,— простаивать не пришлось, работа всегда найдется. Не будь этого, мастер получил бы свой честно заработанный выговор, а мы весь рабочий день от нечего делать загорали бы на крыше.
К вечеру, закончив остекление стены в котельном зале, мы снова увидели мастера. Запрокинув голову и придерживая рукой на голове фуражку, он стоял на нулевой отметке, у штабеля досок, и смотрел на нас, сидящих в люльках под самой крышей.
— Опять чего-нибудь намудрил,— Предположил Кирилл Каялин и, к несчастью, оказался прав. Не успели мы «приземлиться», как мастер со знакомым нам виноватым видом сказал:
— Хоть режьте, хоть что хотите делайте, только не могу я вас домой отпустить.
— Это как же? — удивился Жора Филатов.
— По какой причине? — настороженно спросил Костя Мясник, у которого вечером было свидание в городском парке.
— А по той, что кран нам дали. И только до утра. А утром опять отберут, — робко ответил мастер. — Тогда план окончательно накроется, и с кровлей мы к сроку не поспеем.
Мастер помолчал, почесал двумя согнутыми пальцами подбородок и, боясь взглянуть в наши глаза, сказал:
— Получается, надо во вторую выходить, раз кран дают…
И тут же, опережая наш взрыв возмущения, тихо добавил:
— Надо, товарищи…
«Надо? — подумал я.— Опять это слово, которым бросаются, когда прекрасно можно обойтись и без него!»
Так, наверное, подумали все в бригаде. Подумали и, быть может, вспомнив про бригаду плотников Петра Жупалова, промолчали. На монтаже фундамента под восьмую турбину вдруг оказалось, что не хватает арматуры. Тогда плотники взялись сами за арматуру и несколько ночей бок о бок проработали с бригадой Николая Изотова. И что же? Уложились вовремя, и фундамент турбины был закончен в срок.
Интересно, убеждал ля кто-нибудь плотников работать по ночам и заниматься не своим прямым делом? Интересно, говорили ли им «надо»? Наверное, нет.
— Принимай! — кричит из кабины крана флегматичный Петя.— Замечтались иль ко сну потянуло?
Из-за края кровли поднимается длинная и от лунного света выглядящая прозрачной плита пенобетона.
— Давай помалу! — командует Каялин и первым берется за край плиты.
— И еще один довод в пользу пришельцев, — продолжает Рублевский. — Кто выпиливал металлическими инструментами в костях ископаемых животных точные отверстия? Кто?

Журнал «Юность» № 8 август 1963 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Share and Enjoy:
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks
  • MySpace

Запись опубликована в рубрике Литература, Над нами всегда небо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шесть − два =