День бабьего лета – 25

Чемодан был тяжелый. Внутри ничего не смещалось, лежало, плотно, туго, «Гостинцы»,— подумал Антон и вдруг вспомнил давний детский вкус этого слова и давнее нетерпение, как будто нашел что-то старое, знакомое, но забытое.
Старуха семенила рядом.
— Телеграмму отбила, а никто не встретил. Может, не получили… Сын у меня здесь живет. И невестка.
Лицо у нее было морщинистое, маленькое, в кулачке она зажала бумажку с адресом. Они оба заглянули в нее, посмотрели номер квартиры, поднялись по лестнице.
Антон поставил чемодан у двери, позвонил и сказал:
— Я пойду.
— Спасибо, милый,— просто сказала она и спросила: — Может, подождешь, яблочками угощу?
— Ну, что вы! — засмеялся Антон.— Спасибо.—
И под звук открываемой двери пошел вниз.
Дверь открыла женщина в бигуди, посмотрела на старуху, удивилась:
— Вам кого?
Но и старуха тоже удивилась и удивленно ответила:
— Никитиных…
— Не проживают,— услыхал Антон и остановился: он свое дело сделал, помог и ждал из любопытства, чем кончится.
— Как не проживают?! — ахнула старуха. — А где ж они?!
— Выехали месяц назад.
— Как же так? Я телеграмму давала,— растерянно сказала старуха, ужасаясь безнадежности и черной пустоте, которая открывалась перед ней у этой двери.
— Ничего не знаю,— ответила женщина спокойно.
Она была уверена в прочности своего покоя и правоты, и ей было хорошо, легко, оттого что она была в безопасности, но и никому не вредила. Совесть ее была чиста.
Она даже невинно-благодушно переждала потерянное молчание старухи.
Ждал и Антон, но так, не очень твердо — задержался на секунду, сейчас уйдет: мало ли у него сейчас своих забот. Ему, между прочим, сегодня идти в армию…
— Вот напасть!..— пробормотала старуха.— Где ж мне их искать?
Женщина пожала плечами: она и так была любезна сверх меры.
— Что ж мне делать? — в горьком бессилии спросила старуха, боясь, что вот-вот начнется обратное движение двери — и тогда все, конец. А пока дверь открыта, есть надежда.
— Не знаю, не знаю,— уже нетерпеливо сказала женщина, и дверь в ее руке медленно тронулась с места, поехала.
— Милая, погоди…— взмолилась старуха в отчаянном желании спросить последнее, главное, самое важное для нее, поймать в себе этот решающий вопрос, который все ускользал, не шел на ум, без чего и уйти нельзя. И вот нашла, спросила в тревоге: — Не случилось ли у них чего?! Что это они уехали?!
Женщина с досадой глянула на старуху: мальчиковые ботинки, деревенская юбка, плюшевый жакет,— сказала с насмешливым сожалением:
— Квартиру получили,— и захлопнула дверь.

Журнал «Юность» № 8 август 1972 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Share and Enjoy:
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks
  • MySpace

Запись опубликована в рубрике День бабьего лета, Литература. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 − 9 =