День бабьего лета – 27

Снова они шли через двор, переулками вышли на Арбат.
— Подождите,— сказал Антон и поставил чемодан,— поймаю машину.
Она стояла, вся в своих мыслях, он танцевал на мостовой, махал руками; все такси были заняты.
— Не горюйте, бабушка,— сказал Антон весело.— Адрес есть, доберетесь.
Она улыбнулась, поверила. Потом осмотрелась, увидела красивые старинные дома и с ними другие, серые, под самое небо.
— Ох и дома! — сказала она, задирая голову а Антон засмеялся. Ей стало совсем весело, легко.
Наконец им повезло, машина остановилась. На картонке под ветровым стеклом стояло 18.00.
— Куда? — спросил шофер.
— Багажник откройте,— сказал Антон.
Водитель вылез из машины, пошел к багажнику.
Антон открыл заднюю дверь.
— Садитесь, бабушка.
Она полезла на заднее сиденье.
— Вот и довезут вас, куда надо,— сказал Антон.— Бумажку покажите.
— Спасибо, родной, дай бог тебе здоровья. Без тебя пропала б…
Антон сунул чемодан в багажник,
— Ты не едешь? — спросил водитель.
— Нет, я так, помог только…
— А-а…— протянул шофер и хлопнул крышкой багажника.— Посторонний?
— Да…
— Ничего, отвезем. Куда ей? — спросил шофер.
— В Гольяново.
— Ого! Бабуля, это далеко, дорого станет,— скасал шофер.— Деньги-то есть?
— Скольки? — осторожным, тонким голосом спросила старуха.
— Пятерка…
— Пятьдесят рублей! — ахнула старуха и всплеснула руками.
— Пятьдесят — это когда было. Теперь пятерка.
Антон тоже нагнулся, и теперь они смотрели друг на друга через кабину.
— Повезете по счетчику,— сказал Антон.
— Ты вот что,— сказал шофер строго.— Ты не в свое дело не суйся. Посадил — гуляй! Дальше тебя не касается.
Антон посмотрел на часы: почти три.
— Ладно,— сказал он зло, открыл переднюю дверцу и сел на сиденье.— Поехали.
— Шел бы ты, мальчик…— угрожающе начал шофер.
Двумя пальцами Антон молча потянул картонку, прижатую к стеклу. На обратной ее стороне был номер парка и телефон диспетчера. Вытащил, положил в карман. И ждал спокойно, скучал.
— Ах ты!..— свирепо сказал шофер и замолчал.
Потом добавил угрюмо: — Верни.
— Приедем, верну,— ответил Антон.
— У меня машина неисправна.
— Вызывайте аварийную, мы подождем.
— Я в парк поеду.
— Поехали…
Но шофер не тронулся с места, закурил и сидел не двигаясь, молчал. Старуха робко застыла на заднем сиденье. Ей было боязно, что шофер гневается, что она причина гнева — наделала всем хлопот, и чувствовала она себя кругом виноватой. Сидели, ждали. Мимо проносились машины.
Шофер докурил, бросил окурок в окно, крутанул резко ручку счетчика и… поехал. Антон сунул картонку в проволочный зажим.

Журнал «Юность» № 8 август 1972 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Share and Enjoy:
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks
  • MySpace

Запись опубликована в рубрике День бабьего лета, Литература. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − семь =