День бабьего лета – 28

Они мчались по улицам. Солнце горело и ярко множилось в окнах, вспыхивало и гасло в стеклах машин, и блеск его гладко скользил по витринам, отражающим глубину улиц. Мимо плыла Москва.
— Видали мы таких,— ворчал шофер.— По счетчику! Да по счетчику я тебе сам заплачу, чтоб ты ко мне не садился. Все грамотные стали, права качают. А что у меня план, ему дела нет. Приедем, кто ко мне сядет? Холостяком поеду. За свой счет…
Было это неинтересно, скучно, тягостно. Но Антон не слышал почти, так, краем уха, издали, глухо Он смотрел в окно.
Он не видел отдельно каждого человека, дом, окно, каждое отражение солнца, но все собралось в нем, свелось в одно — движение, блеск, многолюдье, переменчивая живость города, громадные новые здания, старинные особняки, исчезающие печальные дома из дерева, знаменитые церкви, стадионы, пестрота, краски, разноголосица звуков, бульвары, парки, мосты, набережные, вокзалы… В нем сейчас жил весь огромный город, такой суетный и беспокойный, но в то же время такой привычный, свой, домашний, в котором собралось, слилось, свелось в одно так много разного, несовместимого, и оттого столь многоликий, но и столь прекрасный. Он даже рад был, что случилась оказия: напоследок проехаться по Москве.
Хлынули какие-то светлые потоки, переливались, били, струились, празднично разгорались. И даже если гасли, то легко, без сожалений. Он поверил, что да, теперь запомнит, увезет с собой, готов к отъезду — твердо, всерьез; появилось предчувствие нового и даже нетерпение: скорей в дорогу.
Навстречу текли улицы, площади, город открывался перед ним: они остались один на один.
Далеко, за толстой стеной, еще звучал недолго голос таксиста: «Ни днем, ни ночью нет тебе покоя, мотаешься, никто спасибо не скажет…» — но глухо, ватно и все слабел, пока не исчез. Антон один двигался по городу.
Все было светло, прозрачно, чисто. Солнце дробилось в стеклах, воскресало многократно, и Антон
забыл обо всем, кроме того, что он прощается с Москвой.
Они проехали старую часть города. Потянулись незнакомые районы, пустыри и поля, застроенные новыми домами, иногда в конце улиц был виден лес.
Изредка среди высоких и длинных зданий неожиданно и странно возникали остатки прежних деревень, темные срубы, огороды, сады, одинокие, неприкаянные церкви… Они казались детьми, заблудившимися в уличной толпе. Когда-то это был неблизкий пригород — за Преображенским, за Измайловом — да и теперь он оставался дальней окраиной Москвы.
И улицы здесь назывались далекими местами России: Байкальская, Алтайская, Уссурийская, Камчатская… Антон даже почувствовал себя в далекой дороге.
За домами и полем гудела кольцевая дорога, и сразу за дорогой живописно лежала настоящая русская деревня и темнел лес.
— Все. Дальше не поеду,— вышибли его из движения слова таксиста.
Машина стояла. Здесь был конец автобусного маршрута, кольцо. Впереди тянулся большой пустырь. За ним белели новые дома. Через пустырь вела ухабистая дорога.
— Что? — рассеянно спросил Антон, стремительно возвращаясь из праздника в будни.— Приехали?
— Мне машина дороже,— сказал таксист.
— Отвезем бабушку, я поеду с вами назад. — предложил Антон.
— Это городской транспорт, а не вездеход,— ответил шофер, радуясь, что игра пошла в чужие ворота и можно отыграться.— Я не обязан. Платите деньги и освобождайте машину.
«Опоздаю»,— подумал Антон и сунул деньги.
— Такие, как ты…— начал он, но слов не нашел и вылез, хлопнув дверцей. Потом вытащил старуху и чемодан.
У бровки паслись автобусы. Машина круто развернулась и ушла.
— Вам туда,— сказал Антон и показал на далекие дома. Старуха из-под ладони по-деревенски напрягла глаза.
— Далече,— сказала она.
И Антон стоял, смотрел.
— Вон куда заехали…— бормотала старуха,— пути нет, почитай, деревня…
Она протянула Антону деньги, но он не взял, нерешительно посматривая на часы, на дома, на автобусы.
А она была так озабочена, что ничего ему не сказала, все бормотала что-то неразборчиво и так,
бормоча, ухватила свой чемодан, поволокла. Антон догнал ее и отнял чемодан.

Журнал «Юность» № 8 август 1972 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Share and Enjoy:
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks
  • MySpace

Запись опубликована в рубрике День бабьего лета, Литература. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 + 3 =