Наказание

Зульфар Хисматуллин
Хурматуллин два дня не выходил на работу — пьянствовал. Два дня его трактор стоял без дела. По этой причине два дня на ферму не завозили корм для скота. Директору совхоза это окончательно надоело, и он вызвал Хурматуллина к себе.
— Почему прогулял? — строго спросил он.
— Теща заболела,— последовал ответ,— в больницу ее возил.
— Ты мне сказки не рассказывай! Мне все известно про твою пьянку.
На это Хурматуллин был вынужден ответить:
— Больше это не повторится, товарищ директор!
— Не первый раз слышим! Чем человечнее к тебе относишься, тем наглее ты становишься. Что же с тобой делать? — сказал директор совхоза.— Баста! Я тобой вот как сыт! Позови-ка председателя рабочкома.
Вскоре в кабинет вошел председатель рабочкома Фаизов.
— Ну, председатель, скажи, как нам быть с этим Хурматуллиным.
— По-моему, его следует наказать.
— Слыхал, Хурматуллин? Тебя никак нельзя без наказания оставить. Придется тебе снова объявить строгий выговор.
— Выговоров у него навалом. Выговор для него, что для стены горох. Может быть, на сей раз оставить его без наказания?
— Оставить без наказания человека, который два дня не выходил на работу?! Может быть, благодарность ему объявить? От имени дирекции совхоза! Ха!..
Фаизов глубоко задумался.
— А что?.. У всякой лошади свой норов. Одна кнута требует, к другой с лаской надо подходить.
— Хе!.. Значит, говоришь, ласка нужна…— проговорил директор, смягчившись.— Слушай, Хурматуллин, а если мы тебя не накажем, исправишься? Прогулов больше не допустишь?
— Век вашей доброты не забуду,— проблеял Хурматуллин.
На другой день, будучи пьяным, он вместе с трактором свалился с моста в реку. К счастью, сам Хурматуллин остался жив и невредим, но трактор пришлось отправить в мастерские на ремонт.
— Вот как ты отплатил нам за нашу человечность, неблагодарная твоя душа! — Таким возгласом встретил директор тракториста.— Ну, скажи, какое тебе наказание придумать?
Хурматуллин молчал.
— Что профсоюз скажет?— спросил директор председателя рабочкома.
— Профсоюз за то, чтобы еще раз испытать человека. Следует воспользоваться плюсами материального стимула. Иначе говоря, заинтересовать его премией.
— И ты думаешь, он исправится?
— Кто знает… Может, и начнет по-человечески работать.
— Испытать, конечно, можно,— сказал с сомнением директор.— Ну, как, Хурматуллин, даешь слово исправиться?
— Даю.
— Ладно, поверим тебе в последний раз. Даем тебе денежную премию. Только смотри, парень, слов на ветер не бросай. Докажи в конце концов, что ты человек.
— Буду вкалывать, товарищ директор.
Через некоторое время Хурматуллин снова стоял перед директором.
— Ну, сейчас чем думаешь оправдаться?— сказал директор.— Совесть у тебя есть, скажи мне?
Загубить новенький мотор у трактора!..
— Больше этого не повторится, товарищ директор. Каюсь!
—«Каюсь, каюсь…» Каяться ты мастер. А мотора нет. Мотор — тю-тю. Что будем делать, профсоюз?
— Надо еще разочек его испытать. Есть путевка в Кисловодск. Может быть, ему стоит там подлечиться? Глядишь, и начал бы работать с новыми силами,
Директор безнадежно махнул рукой.
— Пусть едет.
К приезду Хурматуллина из Кисловодска его трактор был отремонтирован. Но после первого же дня работы он вернулся с поля пешком и ввалился прямо в кабинет директора совхоза.
— Трактор потерял,— объявил он.
— Как «потерял»? — опешил директор.— Что это тебе иголка, что ли?
— Обмывали мое возвращение с курорта. Ну и… ничего не помню.
Трактор Хурматуллина и в самом деле исчез. Искали его на дне озера Тузлукуль, прочесали окрестные леса, отправили к соседям ходоков. Но трактор как в воду канул.
Директор похудел и, казалось, стал меньше ростом. При виде гонцов, возвращающихся с пустыми руками, глотал валидол.
— Ну, что, что с этим Хурматуллиным делать? — спрашивал он у сослуживцев, и те видели, какие у него красные от бессонницы глаза.
— Надо воздействовать на него культурой,— отвечали те,— воспитывать его надо. Давайте отправим его в путешествие по нашей стране! Есть отличная путевка. Десятки охотников на нее!
— Отдай ее ради бога этому типу. Пусть собственными глазами увидит, как настоящие люди живут, пусть облагородится. Пусть это ему уроком будет.
Из путешествия Хурматуллин вернулся действительно совершенно другим человеком. Прямо с вокзала он явился в директорский кабинет.
— Вот что,— плюхнувшись в кресло, проговорил он, — нашу страну я объездил, желаю теперь отправиться вокруг света. Путевка больно дорогая, поэтому обязуюсь натворить такое, чтобы полностью оправдать все ваши затраты.

Перевел с башкирского
В. Федоров

Журнал «Юность» № 5 май 1974 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Share and Enjoy:
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks
  • MySpace

Запись опубликована в рубрике Литература. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − девять =