Погода завтра изменится. XVIII Строки из газеты

На Турыше широким фронтом ведется строительство моста для будущей автострады. Многолюдно и шумно сейчас на обоих берегах. Гулкие удары дизель-баб несутся с реки. Правый берег уже одевается в бетон. Забита эстакада под копер, смонтированы подмостки… Бригада Сигуладзе готовит сваи под речные опоры…»
Это строки из газеты.
Я читаю, перечитываю и удивляюсь, как все просто выходит: «Широким фронтом… берег одевается в бетон… забита эстакада…». Как будто все шло по маслу: сваи послушно пронзали землю и чин чином становились на свое положенное место, берег одевался в бетон, люди работали рука об руку — и никаких конфликтов, никаких трудностей.
И все-таки скупые газетные строки радовали меня. Я носил газету в кармане и при случае доставал.
— Читали? Тут вот про нас напечатано…
— А ты чему радуешься? О тебе ж тут ни одного слова нет.
Меня это не обижало. Тем более что обо мне все-таки было написано.
— А вот слушайте: «…Гулкие удары дизель-баб несутся с реки…». Это о нас обо всех и обо мне в том числе.
Удары дизель-баб звучали теперь для меня, как песня, как неповторимая музыка. И пусть слушают эту песню и небо, и река, и лес, и все вокруг, что радуется, дышит и живет вместе со мной. Я поднимаюсь по металлическим скобам копра и ору что есть мочи:
Живом мы с тобою,
Где раки зимуют.
И строим мы мост
Через реку большую…
Ну, положим, река-то не очень большая. Но разве это имеет значение?
Сегодня я не могу не петь, потому что я работаю, строю, потому что руки мои многое умеют и многому хотят научиться. И еще потому, что рядом много хороших людей… Очень много! «Построим мост — обязательно надо съездить в Москву,— думаю я.— Возьму отпуск и поеду». И еще есть у меня одна думка, о ней пока никто не знает: хочу попросить у Демина горсточку цветочных семян.
И еще одно не дает мне покоя. Вечером, сидя на берегу, я услышал два знакомых голоса. Сильва и Виктор! Это было для меня потрясающим открытием. Ведь ничего между ними, казалось, не было. И вдруг:
— Сильва, выходи за меня замуж… Я не шучу. Я серьезно.
— Чудак, кто же так решает серьезные вопросы?..
— Не знаю, как решаются эти вопросы. Мне их не приходилось решать. Наверно, каждый по-своему решает…
— Боже, какой ты чудак!.. Впервые ведь встретились…
— Впервые?! Мы с тобой каждый день встречаемся, Да еще по нескольку раз в день.
— Так то по работе. Нет, все равно это несерьезно, Витя, и я тебе ничего сейчас не скажу. Ничего! Нельзя так. Не могу я так.
— Когда скажешь?
— Настаиваешь?
— Да.
— Хочешь, через месяц скажу? — Нет, завтра.
— Не могу я так, Витя… Ну, хорошо, через полмесяца.
— Завтра,
— Боже мой, какой ты упрямый! Но ведь я могу тебе сказать «нет».
— Дело твое. Значит, завтра?
— Хорошо, я подумаю… До завтра.
И теперь эта мысль не выходит у меня из головы: «Что скажет Сильва?» Я ложусь слать, но сон не приходит. И мысли мои как бы отодвигаются назад, и я, волнуясь, заново переживаю уже прожитый день…

Журнал Юность 08 август 1963 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Share and Enjoy:
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks
  • MySpace

Запись опубликована в рубрике Литература, Погода завтра изменится. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три − три =