Предложение

Лев Корсунский
Пошел я к родителям и объявил:
— Поздравьте меня. Я сегодня женюсь.
— Опять? — вскрикнула мама.— На ком?
— На Свете,— ответил я.
— На какой Свете? У тебя ведь их несколько.
— На последней.
— А ты проверил свое чувство? — забеспокоился отец.
— Конечно, проверил,— успокоил я его.— Я вчера весь день его проверял и сегодня до обеда.
— Давно вы знакомы? — поинтересовалась мама.
— Не очень,— туманно ответил я.— С позавчера.
Снова застонали мои родители.
— Ну, а чего тянуть-то? — удивился я.— Вот у меня несколько друзей тянули с женитьбой, тянули, пока не разлюбили друг друга.
— А она отвечает тебе взаимностью? — вздохнул отец.
— А как же? Конечно, отвечает.
Ну, благословили меня родители по-своему, и пошел я звонить невесте. Раскрыл записную книжку, а там у меня действительно пять совершенно различных Свет записано.
«Какая же из них любимая?» — попытался я вспомнить.
Набрал номер.
— Здравствуйте, Света!
— А, Коля, привет! Куда ты задевался?
— Да нет,— объяснил я, — я совсем не тот Коля, о котором вы думаете. Вы не знаете, как меня зовут. Мы с вами познакомились позавчера, но я забыл сказать, как меня зовут. И я делаю вам серьезное предложение.
— А где мы познакомились?
— Разве вы не помните? Я подошел к вам, когда вы выходили из института, и проводил вас до метро.
— А о чем мы разговаривали?
— Я рассказывал вам о том, какой я сложный человек, и о своем комплексе неполноценности.
— Все говорят, что они сложные и что у них полно комплексов,— беспомощно промолвила Света.— А еще что вы говорили?
— Еще я говорил, что у меня бессонница и по ночам я пишу стихи.
— У всех бессонница, все стихи пишут…
— Ну, я такой высокий, черноволосый,— напомнил я.
— А,— вспомнила Света,— в дубленке и с браслетом?!
— Нет у меня дубленки и браслета,— огорчился я.— Я был в зеленом пальто и в синем берете.
— Ив английских желтых сапожках? — обрадовалась Света.
— Нет у меня английских сапожек,— помрачнел я.— У меня есть родинка на правой щеке.
— Ага! У вас родинка и шрам на щеке, и вы сутулитесь.
— Я действительно сутулюсь, но никакого шрама у меня нет.
Помолчали.
— Ну, какой же вы? — печально спросила Света.
— Я высокий, черноволосый,— упрямо повторил я, пытаясь припомнить еще что-нибудь,— с желтым портфелем…
Я посмотрел в зеркало.
— У меня веснушки и голубой шарф.
— Ну что же вы сразу про шарф не сказали! — обрадовалась Света.— Конечно, я вас вспомнила: у вас усики и греческий нос. Вы мне сразу очень понравились. Я принимаю ваше предложение.
— Спасибо,— откликнулся я,— приходите сегодня в пять часов к Бабушкинскому загсу.
Но что-то перегорело во мне, и никакой радости я почему-то не испытывал. Дело в том, что у меня никогда не было черных усиков и греческого носа. Но какая, в сущности, разница?.. Ведь, с другой стороны, это, может быть, совсем не та Света, которой я рассказывал про свою бессоннису и свои комплексы.
Кто их там разберет?

Журнал Юность № 6 июнь 1973 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Share and Enjoy:
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks
  • MySpace

Запись опубликована в рубрике Литература. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шесть + семнадцать =